Хацуо Рояма «Моя жизнь — Каратэ»

Выдержки из книги Хацуо Роямы «Моя жизнь — Каратэ» о практике рицудзэн

Встреча в парке: Саваи. К. и Рояма. Х.

Автор: Рояма Хацуо Дата публикации: 31.12.2003

В то время я был без ума от кикбокса и отдавался ему полностью. Но все же каратэ забыть не мог. Продолжая заниматься кикбоксом, я все так же много спорил о технике каратэ со своими одногодками и младшими товарищами из Кёкусинкай, которые часто захаживали ко мне.
Тогда я жил в местечке Экода в районе Нэрима, где снимал квартиру неподалеку от станции по линии Сэйбу. В то время я тренировался каждый день, с утра до вечера. Однажды, я как обычно после утреннего кросса отрабатывал приемы кикбокса в парке, находящемся рядом с большой больницей под названием «Государственный санаторий Накано». Я проводил «бой с тенью». Был разгар лета, я обливался потом; в ушах стоял звон от пения цикад.
Неожиданно я заметил, что какой-то старик внимательно следит за мной. Я был поглощен тренировкой и сперва не обратил на него внимания, но его взгляд был таким настойчивым, что мне пришлось посмотреть в его сторону. И вдруг я узнал в нем учителя Саваи. Оказалось, дом учителя находился неподалеку отсюда, и, видимо, он просто вышел на прогулку.
Учитель Саваи был известным мастером китайского Кэмпо, я много раз видел его в Кёкусинкай, но говорить с ним мне ни разу не приходилось. О том, что он уже в возрасте, можно было судить лишь только по тому, что его называли «Сэнсэй». В то время, я думаю, учителю было около 65 лет, хотя и выглядел он значительно моложе.
В этот день учитель Саваи спросил меня что-то, вроде: » Я тебя видел в Кёкусинкай, а чем же ты сейчас занимаешься?»

Сила «КИ»

Конечно же, я знал, что учителя Саваи считают мастером китайского Кэмпо, но сам в это не верил, решив, что все это сказки.
В тот момент я даже не прервал тренировки и, продолжая двигаться в том же темпе, все же решил на всякий случай послушать, что еще скажет учитель. Вдруг он сказал: «Сколько бы ты ни старался, так у тебя все равно ничего не получится». Я внутренне насторожился, но ответил, что занимаюсь кикбоксом и немного объяснил ему технику. На это учитель сказал примерно следующее: «Я очень сомневаюсь, что ты и молодежь, вроде тебя сможет точно так же тренироваться, достигнув моих лет. Я раньше был в Китае и знаю, что в его южной части есть множество школ Кэмпо, похожих на кикбокс. Там очень эффектные техники, но ни одна из этих техник, будь то даже многократные сальто в воздухе с ударами ногами, не устоит перед мастером внутреннего стиля» (яп. Найка-кэн; кит. Нэйдзя-цюанъ)

Я еще не понимал о чем говорит учитель и решил, что он просто «мастер поболтать». «Я вижу, ты серьезно занимаешься, давай-ка я тебе покажу одну штуку,
— сказал сэнсэй и закатал рукава с явным намерением поспарринговать.
— Ты видно умеешь сильно бить ногами, а ну-ка попробуй, ударь меня со всей силы».
Для меня это было неожиданностью, да и разве мог я ударить старика со всей силы. Я решил ударить легонько его и нанес круговой удар ногой мавасигэри. Учитель тут же присел и вошел в ближний бой. Он в мгновение ока оказался прямо передо мной.
Когда я пришел в себя, то, обнаружил, что сижу на земле. Я совершенно не понял, как это у него получилось, и у меня взыграло самолюбие. Да и как же иначе, я был повержен стариком! Это позор для имени Араси Горо. Меня задело за живое. Тогда я нанес прямой удар ногой маэгэри. Сэнсэй вдруг немного присел и как бы шлепком сверху сбил рукой мой удар. При этом удар его даже не задел.
— Теперь попробуй ударить меня кулаком.
Я не мог допустить, чтобы меня дурачили, и подумал, что если я даже сильно ударю его в живот, то ничего особенного не случится и ударил со всей силы. В тот, момент, когда я нанес удар, он сблокировал его так, что меня развернуло спиной к нему. От обиды у меня даже захватило дух. Тогда сэнсэй сказал: «В атаке и защите существует такое понятие, как «РИ» (принцип; закон природы). Все в мире должно подчиняться этому закону. Если подчиняться закону, то ты так же, как и я даже в возрасте не будешь чахнуть, а наоборот, с каждым годом будешь становиться все более и более зрелым. Это и есть настоящее искусство».

Но я уже был вне себя от злости. Куда мне было прислушиваться к его словам, когда я постоянно думал о том, какую технику он использует. Вдруг сэнсэй сказал: «Похоже, ты никак в это не можешь поверить, давай-ка я тебе покажу, что такое «КИ». А ну-ка схвати меня со всей силы», — и с этими словами он протянул мне руку.
Во мне взыграло самолюбие, и я изо всех сил двумя руками схватил его руку. Я подумал, что он, скорее всего, применит какой-нибудь прием из Айки-до, поэтому я немного присел и схватил его так, чтобы он не мог двинуться ни вверх, ни вниз, ни вправо, ни влево. Тут он Спросил: «Ну что, ты готов?». Это меня еще больше разозлило, и я напрягся до предела. Вдруг учитель издал Короткий крик (киай), исходивший, казалось, откуда-то из низа его живота, и, не применяя никаких контрприемов, с неимоверной силой сорвал мои руки.
— Это и есть сила «КИ».
Я никак не мог понять, что же происходит.
— Ты, похоже, опять ничего не понял. Хорошо, сейчас Я ударю тебя кулаком, а ты просто постарайся выдержать мой удар.

Затем мастер прикоснулся кулаком к моему животу и, как и раньше вскрикнув, нанес легкий удар. Его рука пронзила мой живот, так что заболела спина. Я инстинктивно схватился за живот и застонал. Он подождал, пока я перестану стонать и в этот раз схватил меня за руку и легонько потянул на себя. От одного этого легкого рывка я почувствовал ужасную боль в шейных позвонках. Тогда я почувствовал его ужасную силу, которую нельзя выразить словами.

— Я думаю, теперь ты понял, что такое сила «КИ». Чтобы повалить противника, не нужна сила, поднимающая 100 или 200-килограммовые штанги. Короче говоря, если ты овладеешь мгновенной взрывной энергией, то этого будет вполне достаточно. Эта энергия «КИ» быстра, словно молния, это удивительная сила, я раньше о ней тоже не знал. Впервые я узнал о силе «КИ» в Китае после того, как вступил в поединок с великим мастером китайского кэмпо Ван Сян-чжаем и проиграл ему.
— Люди, на самом деле, обладают огромной силой, которая проявляется в экстремальных ситуациях, это так называемая спонтанная энергия. Каждый из нас обладает такой силой, что и сам себе представить не может. И если эту силу развивать длительными упражнениями, то можно научиться сознательно пользоваться еще более мощными энергиями.
— Однако чтобы научиться пользоваться этой энергией, самому способному, потребуется минимум пять лет, другим десять, двадцать лет, а многим на это и жизни не хватит.
— Если ты когда-нибудь познаешь эту энергию, то так же, как и я с годами не будешь стареть и не узнаешь, что такое дряхлость, — сказал учитель.

Выход из мрака

В этот день после встречи с учителем Саваи я впервые почувствовал, что охватывающие меня до сих пор сомнения рассеялись.
Я узнал, что разнице в физической силе может противостоять сила «КИ», и был на седьмом небе от счастья. Я тут же попросился в ученики, и, к моей великой радости, учитель согласился.

У меня было такое ощущение, будто я, наконец, вышел из тьмы на яркий солнечный свет. Я на себе почувствовал правдивость рассказов о знаменитых людях и мастерах, которые мне так часто приходилось слышать раньше. Я тут же поставил перед собой вполне конкретную цель. Думаю, не будет преувеличением сказать, что в моих занятиях каратэ это был «день второго рождения». Именно в этот день я решил посвятить свою жизнь учению. Была осень 1967 года, мне должно было исполниться 20 лет.
После этой встречи с учителем Саваи, я снова воодушевился и решил учиться, чего бы это ни стоило. Фактически, я уже не мог больше ни о чем другом думать. Я видел цель и шел к ней. Само собой разумеется, что к кикбоксу я охладел. За эти три месяца занятий кикбоксом я приобрел ценный опыт, но все же решил уйти из него. Конечно же, обо всем этом я рассказал директору Арасида, который отнесся ко мне с пониманием.

Мастер Ван Сян-Чжай и Кэмпо Тайсэй

Автор: Рояма Хацуо Дата публикации: 03.01.2004
Продолжение статьи Встреча в парке: Саваи. К. и Рояма. Х.

Поступление на работу и утренние тренировки

До сих пор я зарабатывал себе на жизнь, работая инструктором в Кёкусинкай, и кикбоксом, но подвернулся случай, и я решил поступить на фирму и продолжать упорно тренироваться. Это была одна из фирм по продаже недвижимости, которая находилась в районе Нэри-ма (Один из районов Токио), где кроме работы водителя, мне приходилось выполнять и другие всевозможные поручения. Помниться моя зарплата по тем временам составляла около 30 000 иен.
Я вскакивал с постели в 5.30 утра и тут же шел в синтоистский храм Мэйдзи, где проводил утреннюю тренировку. После тренировки я шел на станцию и в буфете, стоя, ел соба. Потом, заехав на фирму, садился в машину и ехал к дому директора. Так как мне раньше не приходилось работать в фирме, я, кажется, доставлял им немало хлопот.
Утром, начав тренироваться, я частенько так увлекался, что забывал о времени и полностью погружался в тренировку, а когда приходил в себя, то обнаруживал, что уже давно перевалило за девять. Тогда, второпях, даже не поев соба, я бежал на фирму, и часто бывало, что директор, которого я должен был привезти, уже давно был на месте. Но даже в такие моменты я ни разу не смог сказать: «Извините». Сейчас я понимаю, каким тогда я был мальчишкой.
Чтобы я ни делал, был ли я на работе или просто дремал, голова была забита одним — каратэ. Можно сказать, что я непрерывно тренировался. Часто бывало, дадут мне какое-нибудь поручение, и пока я находился в фирме, я еще о нем помнил, но стоило мне выйти на улицу, как я сразу забывал по какому делу вышел. Это был просто какой-то анекдот. Удивляюсь, как меня не уволили?

Упражнения Рицудзэн, Хаи и Хацукэй

Тренировка состояла лишь из двух упражнений — » Рицудзэн » и «Хай», не потому, что меня больше ничему не учили, просто кроме этого больше ничего нет.
Рицудзэн выполняется следующим образом: следует присесть, свести колени во внутрь и немного приподнять пятки. При этом центр тяжести следует перенести на большие пальцы обеих ног, что довольно неприятно. В тот же момент тело надо выпрямить и сделать руками круг, как будто охватываешь большой мяч.
На первый взгляд это упражнение кажется очень простым, но на самом деле выполнять его очень тяжело. После первых пяти минут ноги начинают дрожать и даже после окончания упражнения эта дрожь не проходит.

Сперва меня заставили стоять в Рицудзэн по 15 минут. Учитель брал часы, становился рядом со мной и засекал время. После того как проходили 15 минут, я заканчивал стоять в Рицудзэн и тут же переходил к упражнению Хацукэй.
Словом Хацукэй называют метод взрывного выбрасывания «КИ», накопленной внизу живота, используя методику Ци-гун. Может это звучит очень сложно, но в действительности ничего сложного нет. Просто нужно полностью расслабиться и крикнуть киай, словно что-то выдавливаешь из низа живота и мгновенно напрячься. В этот момент следует поставить руки так, будто давишь на что-то сверху и взрывом выбросить «КИ», пропустив ее через ладони. В зависимости от настроения можно приложить руки, например, к дереву и давить на него. При этом нужно вложить силу в низ живота и выдавить ее коротким криком киай, ни в коем случае не должно контролироваться сознанием. Крик должен быть не насильственным, а получаться естественно, как бы сам собой. Это упражнение можно проделать пять или шесть раз, все зависит от настроения. Однако это упражнение начинают делать, когда уже накоплен некоторый опыт. Если его начать делать сразу, то можно повредить внутренние органы.

После окончания этого упражнения переходят к «Хай». Хай буквально означает «ползать», т.е. медленно продвигаться вперед по поверхности земли, как бы ползая по Хей, и затем точно так же медленно двигаться назад. При исполнении этого упражнения следует выпрямить спину, высоко поднять обе руки, глубоко присесть и передвигаться, как в замедленной съемке.
Я думаю, вы поймете насколько это трудно, если попробуете сделать такое упражнение сами. Передвигаться нужно медленно в полуприседе, от этого ноги и поясница начинают сильно болеть. При каждом шаге вес тела полностью переносится на одну из ног. Чтобы это представить, вспомните, как трудно медленно передвигаться в кокуцу-дачи.

Собственно, это и есть суть системы кэмпо Тайсэй, которую учитель Саваи изучал в Китае. Только эти упражнения делают по несколько лет, по несколько десятков лет. Многие, скорее всего, подумают, что нельзя стать сильным, повторяя только одно лишь это. Но учитель Саваи говорил, что когда в Китае он занимался у мастера Ван Сян-чжай, его заставляли делать лишь только один Рицудзэн на протяжении трех лет. Вот, что рассказывал мне Учитель Саваи о старом мастере Ван Сян-чжай:

— Знаешь, Рояма, он был ужасно силен. Мне никогда раньше не приходилось встречаться с таким сильным учителем. Я ведь еще до того, как поехал в Китай, уже очень много занимался боевыми искусствами в Японии, и не могу сказать, что плохо в них разбирался. По дзюдо я тогда имел пятый дан. Со мной довольно долго занимались учителя Мифунэ и Токумихо. Я так же был значительно продвинут и в иаи-до. Я был абсолютно уверен в своих силах. И при всем этом, мой низкорослый учитель, только я стал с ним в спарринг, побил меня, как ребенка. Если бы я просто проиграл, это было бы еще полбеды, но то, как я проиграл, переходило все границы. В то время мне было 30 лет, а учителю Вану 60. Это был период моего расцвета, Учитель провел поединки во всех районах Китая и ни разу не проиграл, его воспевали в стихах:

«Пройдет полшага — крушит горы, Махнет рукой — разрушит мир».

После того, как старый учитель Ван изучил стиль Синъи под руководством известного мастера стиля Синъи по имени Го Юнь Шэнь, обладающего ужасающей силой, он создал новый стиль — Дачэн-цюань (яп. Тай-сэйкэн).

— Ты знаешь, этот учитель Ван Сян-чжай на самом деле был очень маленьким. Когда я пожимал его тонкую руку, то казалось, что это рука ребенка. Но когда он приглашал меня с ним спарринговать, мне становилось очень страшно.
— В спарринге он не смотрел в мою сторону, закатывал глаза и втягивал голову словно черепаха. Когда я наносил удар рукой, то никогда не мог понять, как он его блокирует, иногда мне даже казалось, что его руки смазаны птичьим клеем, он как магнитом притягивал меня и затем резко дергал. Меня словно волной сбивало; обмотанное вокруг головы полотенце улетало словно диск. Шея болела невыносимо.
— При этом учитель обязательно меня поддерживал, не давая упасть.

Познаешь отрешенность — постигнешь истинное искусство

В Китае так почитают мастеров боевых искусств, что мы, японцы, не можем даже этого себе представить. Поэтому говорят, что японец практически не может поступить в ученики к известному мастеру китайского кэмпо. Учитель Саваи рассказывал, что после проигрыша старому мастеру Ван Сян-чжаю он около месяца приходил к дому старого учителя и был принят в ученики только после того, как написал прошение кровью.
Учитель в Китае никогда ничего не объясняет даже китайцам, но учителю Вану так понравился характер и усердие Саваи-сэнсэя, что он потом занимался с ним отдельно. Учитель Ван Сян-чжай показывался на тренировках лишь раз в неделю. Но, даже придя на тренировку, он просто молча обходил вокруг площадки и, не сказав ни слова, уходил. Я стоял в Рицудзэн на протяжении трех лет, и за это время он ни разу не сказал мне, что хорошо, а что плохо.

— Он просто сказал: «Стой», — и даже не объяснил зачем. После этого он ни разу ко мне не подошел. Но сколько бы учитель ни говорил: «Делай», а прошел год, второй, и терпение у меня лопнуло. Зачем делать это бессмысленное упражнение, что оно может дать? — думал я. Но, с другой стороны, то, что я никогда не брошу занятий было написано кровью, и я продолжал тренироваться. Иногда, правда, я думал, — все, сегодня или завтра точно брошу.

— Так вот, слушай. С моим организмом вдруг начали происходить какие-то странные вещи. То как-то раз у меня пошла моча белая, как молоко, то во сне мое тело начинало вздрагивать от напряжения. Бывали дни, когда я стоял в Рицудзэн и меня внезапно охватывало странное чувство. Мне казалось, будто я могу разорвать медведя или тигра. Тогда я понял, что во мне развивается внутренняя сила. Учитель часто говорил, что он может поднять землю и тогда впервые мне показалось, что я понимаю смысл его слов.

— Как-то раз я зашел в одно из шанхайских кабаре. Там завязалась драка между друзьями, они оказались японцами и мне пришлось их разнимать. Вдруг один из них кинулся на меня с кулаками. Как я в тот момент сблокировал его удар, сам не пойму. Я бессознательно парировал его руку и в тот же момент атаковал другой. У него очень сильно пошла из носа кровь. А ведь моя рука сделала произвольное, естественное движение.

— После этого у меня наконец-то начал просыпаться интерес к кэмпо. Казалось, в этих упражнениях ничего особенного не было, но на самом деле в них было все.
— После того, как прошло три года, учитель, наконец, начал со мной говорить. Я часто бывал у него дома, тогда я изучал различные приемы и контрприемы. Но учитель вегда по этому поводу замечал: «Все приемы рождаются из упражнений Рицудзэн и Хай.
Учитель Саваи говорил, что от старого мастера Ван Зян-чжай слышал следующее: «Изучение кэмпо — это значит просто и естественно выполнять обычные дела. Эта естественность подобна течению воды в реке, знамени, высоко реющему в небе, рыбам, несущимся по волнам и совсем не обязательно искать во всем форму, все . что имеет форму и смысл — временно. Когда достигаешь Мастерства — становишься отрешенным, и лишь тогда Искусство становится истинным».
И еще об энергии «КИ» старый мастер говорил:
— Энергию «КИ» можно сравнить с вращающимся Волчком. С первого взгляда он выглядит неподвижным, и никакой энергии в нем не видно, но стоит до него дотронуться, как он тут же отбрасывает твою руку, и ты сразу осознаешь его силу.
Сколько тебе ни объясняй — десятки, сотни раз, сколько ни приводи примеров, ты все равно не поймешь, что такое энергия «КИ». Но я думаю, поспарринговав со мной, все же немного почувствовал, что это такое. Чтобы осознать, что она собой представляет, нет другого пути, как только самому, через Рицудзэн, открыть эту энергию для себя.
— Сила «КИ» подобна тому, как рыба, плывущая не спеша, мгновенно меняет направление движения, когда в воду бросят камень.

«Первая рука страны» ползает по полю

Старый учитель говорил, что адепты в то время очень полюбили внешне красиво смотрящиеся движения, и жалел о том, что они не пытаются понять суть боевого искусства.
Он говорил, что эти люди не осознавали логики кэмпо, а увлекались лишь внешними движениями или пытаются овладеть какими-то несоответствующими истине формами, и эти неестественные броские движения он называл: «Кулак — цветок, ноги — узоры». Это означает — воину не нужны цветы в кулаках и узоры на бедрах. Старый учитель говорил, что суть лежит в обычных, с виду неброских, тренировках.

— Мой учитель, — когда-то, давным-давно, на протяжении 15 лет делал Хай на рисовом поле, залитом водой. От рождения он был худым и низкорослым, но благодаря этому упражнению его поясница стада широкой, как у зебры, и ходил он, словно утка.

— Характер у него был очень строгим. Его родной сын не любил боевых искусств и, занявшись торговлей, сбежал, поэтому Ван отказался от него.
Ван Сян-чжая в то время называли «Первая рука страны», он жил в пригороде Пекина в большом особняке. Говорят, что все расходы на содержание этого особняка брал на себя губернатор Пекина. Потом в этот особняк переехал жить Мао Цзэ-дун. Ходят слухи, что количество его учеников не опускалось ниже десяти тысяч человек. В то время в Китае не было человека, который бы не знал имени старого мастера Ван Сян-чжай.

Я хотел бы описать один случай. Как-то, в один из дней, учитель Саваи пришел в гости к старому учителю. Ван стоял во дворе и сосредоточенно смотрел на голубя, который сидел на крыше.
— Учитель даже не посмотрел на меня, он не сводил глаз с голубя. Ван очень пристально смотрел на голубя, это мне показалось странным, и я его окликнул. Учитель сказал: «Хорошенько посмотри на этого голубя». Видишь, когда он начинает менять направление, то движение обязательно начинает с хвоста. Если образно перенести это на боевые искусства, то аналогом хвоста голубя можно представить нашу поясницу. Таким образом, все движения должны начинаться от поясницы. Говоря иначе, сперва движение начинает поясница, а уж потом начинают двигаться руки. Двинулась поясница, и только после этого начинает движение все тело. Ван учился се у этого ничем не приметного голубя. Старый учитель Ван Сян-чжай стоял выше всех житейских проблем, и жил в этом мире естественно, как бы играя.

Истинная форма — бесформенна. В суете нет отрешенности

— Так я проучился у мастера 12 лет. После поражения Японии в войне я был репатриирован. Тогда учитель Мне сказал, что после возвращения в Японию я должен буду научить других тому, чему здесь научился. И еще Он разрешил назвать кэмпо Тайсэй новым именем — кэмпо Тайкисисэй.
— Учитель также сказал, что даже после возвращения В Японию мне следует продолжать делать Рицудзэн и Хай.
Учитель Саваи рассказывал, что ему часто приходилось слышать от старого мастера изречение «форма — бесформенна». Иными словами искусство, облеченное в форму, не является истинным искусством, искусство — это то, что есть и его как бы нет. Прием, который получается спонтанно, нельзя облечь в форму. Может просто показаться, что он имеет форму, так как используются руки. Достаточно вспомнить случай, когда на вас вдруг нападают в темноте в самом неожиданном месте. В этот момент человек неосознанно делает резкое движение всем телом. Конечно, есть, наверное, и те, у которых ноги подкашиваются от страха. Но не имеет значения хорошим или плохим было движение в этот момент, это был просто прием самого этого человека. Этот редкий прием невозможно отыскать ни в одной из ката, потому что это Просто реальность этого человека, его мастерство, перешедшее в действие и просто проявившее себя таким образом. И это движение само по себе хотя и не имеет формы, выглядит очень красивым. В этом то и заключается смысл изречения «истинная форма — бесформенна».

Самым важным является то, как, через какую форму или движение в этот момент проявит себя человек. Сможет ли он бессознательно и естественно использовать прием, согласующийся с законом «РИ», то ли просто дернется вверх, или вообще сделает какое-нибудь невообразимое движение. А может он просто останется на месте и позволит себя избить. Все это зависит от степени его мастерства.
Возьмем, например, уже совершенное искусство. Если все движения, выражающие внешнюю часть этого искусства сравнить с деревом, то это будут ветки и листья. Эти ветки и листья живые, когда крепки корень и ствол. В нашем случае корень — это наше состояние духа, энергия «КИ», затаенная внутри нас, а ствол это крепкие поясница и ноги.
Рицудзэн и Хай формируют корень и ствол. Именно эти внешне статичные, ничем не примечательные упражнения, требующие безумно много времени закалят нижнюю часть и позволят эту неимоверную силу и инстинктивные движения, заложенные природой использовать естественно.
Прием, выполненный естественно на уровне подсознания, несомненно, лучше, чем движение сознательное, выражающее лишь внешнюю форму. В этом-то и кроется секрет боевого искусства Тайсэй.

— Все что имеет форму и смысл — явление временное. Когда достигается мастерство, появляется отрешенность, именно это и есть истинное искусство.
Естественно, познать этот сокровенный смысл человек может только сам, делая упражнения Рицудзэн и Хай.
Рицудзэн — это все равно что подзаряжающее устройство для аккумулятора. Хай же — это то, что создает фундамент. Чем дольше заряжается аккумулятор, тем больше накапливается энергии, чем крепче основа, тем мощнее верхняя часть. Поэтому очень важно сделать крепкими ноги и поясницу и отшлифовать форму. Тренировать ноги и поясницу — это не значит прыгать по заячьи в полуприседе, как в детстве, а закаливать их, не спеша на протяжении многих лет, вливая в задуманную форму.

На первый взгляд, может показаться, что стоять неподвижно очень просто и даже приятно, но на самом деле нет ничего более трудного, чем эти упражнения. Стоит лишь попробовать, как сразу все станет ясно. Все тело начинает покрываться липким потом. Правда, при этом не нужна выносливость, которая необходима например при беге, да и на сердце они нагрузки не дают. Следовательно этими упражнениями можно заниматься даже в преклонном возрасте.
Нечего и говорить, что для выполнения этих упражнений самым необходимым являются настойчивость и терпение. Даже выросшие на материке китайцы, которые по настойчивости значительно превосходят японцев, долго не выдерживали у старого учителя Ван Сян-чжай.
— Когда ты сможешь стоять в Рицудзэн полтора, два часа, ты вдруг обретешь духовную ясность, как бы тебе сказать, ты перестанешь понимать, что есть что. Тебе станет безразлично, то ли тебя собирается укусить пчела, то ли кто-то рядом попытается с тобой заговорить. Ты даже сам не будешь понимать, как ты стоишь. Пожалуй, это душевное состояние и можно называть полной отрешенностью. Пребывая в этом состоянии даже в поединке противником, ты не будешь его видеть. Вероятно, мастер Ван Сян-чжай и пребывал в этом душевном состоянии.

Путь только один

После рассказа учителя Саваи мне стало легче на душе. Я понял, что все приобретенное мной в Кёкусинкай ценно. И умение, и опыт, приобретенный в суровом учении, не пропадет даром. В то же время я осознал, что будь то каратэ, будь то кэмпо, путь сам по себе один. Само собой разумеется, что этот путь и стал целью всей моей жизни.
Так я продолжал тренироваться и, хотя опыта у меня было еще маловато, все же кое-что уже начало получаться. Рицудзэн, в котором сперва мне было трудно простоять даже 16 минут, в некоторой степени стал мне даваться легче, и Хай я начал делать уже в более низкой стойке. С этого момента с моим организмом начали происходить ощутимые изменения.

Сперва у меня разыгрался аппетит. Ужасный аппетит. Сколько бы я ни ел, я постоянно чувствовал голод. Тогда за один раз я съедал по нескольку порций. Спустя пять-шесть месяцев после начала тренировок мой вес увеличился на несколько килограммов от чего поясница и ягодицы стали значительно больше. При этом я подрос на два-три сантиметра. Вес тогда составлял 70 килограммов, а рост 174 сантиметра. Кроме того, к моему большому удивлению, у меня прошла боль в пояснице, которую я повредил, еще работая инструктором каратэ. Раньше поясница у меня болела так, что я не мог даже нормально сидеть, к тому же из-за этой боли у меня абсолютно пропал аппетит. Перед тренировкой мне приходилось туго обматывать поясницу грубой тканью и только после этого я мог приступать к тренировке. И вот эта боль прошла как сон, более того, спина стала намного сильнее. Бедра тоже стали намного мощнее. Я чувствовал себя прекрасно.

Кроме того, когда я стоял в Рицудзэн, мои пальцы помимо воли начинали подрагивать, а когда я спал, тело непроизвольно напрягалось и вздрагивало. Стоило мне, например, в парикмахерской немного задремать, как тело вдруг начинало вздрагивать. За это на меня сердились. Я почувствовал изменения в организме, и это еще больше подхлестнуло меня в тренировках.

В спарринге стойка стала ниже, и это придало мне устойчивости. До сих пор я работал в высокой стойке и в атаках опирался на комбинации. В результате чего, стоило противнику сблокировать мою первую атаку, как следующая у меня уже никак не получалась. При этом я часто, теряя равновесие, инстинктивно хватался за партнера. В противном случае я бы просто падал.

После того, как я начал стоять в Рицудзэн, я перестал полагаться на комбинации, мои атаки стали проходить более успешно, я легко увертывался от атак моего противника и уже без труда, сохраняя баланс, после блокирования моей атаки переходил к новой. Я уже свободно владел техникой и мне не надо было хвататься за партнера. Мои удары ногами тоже стали значительно тяжелее.
К этому времени я не упускал из вида ни одного изменения, происходившего с моим организмом. Я был просто вне себя от радости, когда в результате тренировок со мной происходило что-нибудь странное. Однако я, еще сам того не осознавая, постоянно спешил. Мне хотелось как можно быстрее достичь успеха…

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s

%d такие блоггеры, как: