Интервью с Ван Сянчжаем

ИНТЕРВЬЮ С МАСТЕРОМ ВАН СЯНЧЖАЕМ

Ван Сянчжай обсуждает суть кулачной науки

Мастер-основатель “Даченцюань”, Ван Сянчжай, известный как на Севере, так и на Юге Китая, чей авторитет признан в кругах боевых искусств по всей стране, в недавнем времени переехал в Пекин. Для обмена знаниями и мнениями между практикующими различные кулачные искусства, он назначил время встреч на каждое воскресенье с 13 до 18 00 часов, на аллее Дьянгуйбин, где он принимает всех желающих и обменивается мнениями с другими знаменитыми экспертами кулачного искусства, распространяя и совершенствуя науку кулачного искусства нашей страны. Репортер побеседовал с господином Ван Сянчжаем вчера. У них сложилась следующая беседа.

(1) Репортер: Я всегда восхищался Вашими превосходными достижениями в области боевых искусств, могу я спросить, каковы Ваши ожидания относительно развития кулачной науки?

Ван Сянчжай: Все похвалы меня, как представителя “Даченцюань” произносимые моими товарищами ставят меня в неловкое положение. Я оставил своего учителя на 33 году правления Гуань Ху династии Цинь (1907), и с тех пор, я много путешествовал по стране, многое повидав и многое узнав о жизни, следы моей обуви остались в бесчисленном количестве мест, как южнее так и севернее реки Янцзы, я встречался со многими известными мастерами и ветеранами кулачного искусства, а также преодолел многие лишения и трудности. Самой большой наградой для меня является то, что я встретил многих хороших учителей и друзей и мог сравнить наши навыки и знания, таким образом я уверен, что, как ветеран кулачного искусства, я иду правильным путем по дороге кулачной науки.

Несколько дней назад, господин Жанг Иухэнг неоднократно публиковал комментарии в газетах, опасаясь, чтобы люди различных кругов не истолковали неверно то, что он хочет сказать. Я также всем сердцем хочу поделиться с людьми своими мыслями. Отведенные мне годы медленно уходят, в моем уме нет места славе или мыслям о прибыли, для меня достаточно самой жизни, поэтому я так беспокоюсь о том, чтобы пока мое тело не упокоилось, объединить силы с моими известными сотоварищами по кулачному искусству, чтобы пропагандировать развитие природных инстинктов и добродетели кулачной науки, а так же чтобы избавится от всего ложного в боевом искусстве.

(2) Репортер: Что же является основой кулачного искусства?

Ван Сянчжай: Что же, все-таки, является основным принципом кулачного искусства? Разные люди отвечают по разному на этот вопрос, но изучение кулачного искусства в виде форм и фиксированных техник, тренировки разного рода ударов – все это поверхностно, и хотя установившийся порядок изучения форм и движений очень популярен уже долгое время, он все же очень вреден для людей.

(3) Репортер: “Синьи”, “Тайцзи”, “Багуа” и “Тонгбей” считаются школами внутреннего бокса, каковы отличия всех этих ветвей боевого искусства?

Ван Сянчжай: Люди часто называют “Синьи”, “Тайцзи”, “Багуа” и “Тонгбей” внутренними стилями. Я не знаю откуда пошло разделение стилей на внутренние и внешние, поэтому я не могу прокомментировать это. Хотя, обратившись к мастерам прошлого, можно частично понять подобное разделение.

В оригинале “Синьи” и “Синьиба” и “Люхебу” провинции Хенань являются одной школой. Если проследить линию передачи мастера Ли Дайдонга (также известного как Старый Дай) из Хенань, видно, что он был правнуком Ли Цзихе, мастер Ли Цзихе был учителем старого господина Дай Лонгбанга. Семья Юань из Дзиюаня в принципе следовала традиции мастера Ли, хотя этот стиль и носит другое название. Мастер Дай, хоть и изменил название “Синьи” на “Сингъи”, суть стиля не противоречила оригинальному значению, и в этом стиле бокса, слово “бокс” означало самую искреннюю приверженность к сути кулачного искусства.

Важно знать, что в первоначальном “Синьи” не было никаких тренировочных методов 12 форм животных, но предполагалось, что все тело выражает суть всех этих 12 форм. В нем так же отсутствовала теория одновременного проявления и ограничения пяти элементов, эти пять элементов просто представляли пять типов сил. В этом стиле не было никаких фиксированных техник, форм движения и тому подобного. Я отлично помню слова моего покойного учителя о пяти элементах: Металл обозначает силу, содержащуюся в костях и мышцах, ум подобен железу или камню, способен разрубать золото и сталь. Дерево имеет значение гибкий, но укорененный, подобно дереву. Вода значит, что сила подобна волнам безграничного моря, полная жизни как дракон или змея, будучи использована, она способна проникать куда угодно. Огонь означает силу подобную пороху, кулаки подобны выпущенным пулям, имеющим силу сжечь тело оппонента одним прикосновением. Земля означает проявление силы тяжелое, полное и идеально круглое, ци могуча и имеет силу единства неба и земли. Такова концепция пяти элементов. Эта концепция не имеет никакого отношения к одной технике превосходящей другую как утверждают современные люди. Если боец сначала видит глазами, потом прокручивает ситуацию повторно в уме, и лишь затем проводит контр атаку в отношении соперника, вероятность не быть побежденным для такого бойца очень мала.
.
“Багуа” первоначально было известно под названием “Чуаньджан”. В моем детстве я встречался с мастером Ченом Тинхуа. Помню как он мне напомнил божественного дракона, летящего в небе и бесконечно меняющегося. Современные бойцы вряд ли могут достичь такого уровня силы и мастерства. Я смутно помню мастера Донга Хайчуаня, намного труднее представить себе насколько глубоко было его понимание и следование Дао. Господин Лю Фенчун, мой друг – его умение действительно глубоко, но его достижения немного уступают достижениям вышеназванных мастеров, и все же умение изучающих 64 ладони и 72 шага Багуа не идет ни в какое сравнение с его мастерством.
Я хотел бы, чтобы люди практикующие “Багуа” сосредоточились бы на одиночном и двойном “Чуаньджан”, уделяя особое внимание интуитивному постижению каждого момента, делая все возможное чтобы перейти к более продвинутым методам тренировки, и старательно подходили к изучению теории, перекладывая теорию на практику, и только затем они смогут приблизиться к сути этого стиля.

Что касается мастеров “Тайцзи чуань”, я должен порекомендовать братьев Шаошу и Ченфу Ян. Они также мои друзья, и таким образом я знаю, что это кулачное искусство дейтсвительно имеет некоторое понимание механики, но из сотни людей занимающихся Тайцзи, даже один не постиг суть этого стиля, и даже если человек может понять его суть, все же этот стиль остается односторонним, поскольку базовые навыки его интуитивного понимания уже давно отсутствуют в этом стиле, таким образом, у практикующего Тайцзи нет силы достойной внимания. Первоначально этот стиль состоял из трех форм, также называвшихся “три старых кулака”, мастер Ван Зонгъи изменил их на “тринадцать форм” и затем эти тринадцать форм развились в 140 или 150 форм. Это и является главной причиной искажения стиля.

Как средство поддержания здоровья Тайцзи подавляет дух и характер и приводит к дискомфорту практикующего. Как боевое искусство Тайцзи приносит вред конечностям и туловищу, и приводит к тому, что тело, имеющее огромные возможности, становится механическим и зажатым. Также практика Тайцзи напрягает нервы практикующего и не является ничем иным как пустой тратой времени. Что касается метода тренировки, удар кулаком там, хлопок ладонью здесь, удар ногой вправо, и еще один удар ногой вправо, все это достойно сожаления и просто смешно.

Если говорить о применении в поединке с соперником, против умелого бойца – даже не стоит рассматривать такую возможность, если противник не совершенно жесток и неповоротлив, даже самые известные мастера этого бокса не имеют шанса применить свое мастерство. В Тайцзи чуань столько ненужного, что он в скором времени может превратиться просто в сплошную внешнюю форму подобную учебнику по игре в шахматы. За последние 20 лет большая часть людей занимавшихся этим боксом не смогла отличить правильное от неправильного, и даже если кто-то это сделал, он не смог применить это на практике. Что касается простых практикующих, большинство из них использует уши, а не глаза.

Этот стиль находится в настолько запущенном состоянии, что он стал практически бесполезным, и это действительно заслуживает сожаления. Я искренне хочу, чтобы достойные представители этого стиля тщательно вычистили все ложное и постарались развить его в будущем. Когда их усилия увенчаются успехом, они будут приняты как близкие друзья всеми теми, кто интересуется боевыми искусствами. Осмелюсь сказать, что я глубоко пониманию Тайцзи чуань, те, кто не согласен с моими словами всегда могут сообщить мне об этом или возложить на меня вину, но только мудрые смогут меня понять. В то же время, я думаю те, кто действительно вынес что-то из практики Тайцзи чуань, читая это, будут кивать с согласием и не смогут сдержать смех.

“Тонгбей” популярен в северном Китае, особенно в Пекине. Те представители этого стиля с кем я встречался в основном были не в лучшей форме, тем не менее, некоторые были носителями теории близкой к истине, но когда дело доходило до демонстрации мастерства, они были очень далеки от истинности. Вполне вероятно, что с их предшественниками дело обстояло совершенно иначе, но последние поколения утратили суть этого искусства. Хотя случайно мне встречались и те, кто обладал глубокими и достойными навыками в некоторых односторонних частях этого стиля, и все же они безнадежно отдалились от истинного пути кулачного искусства.

“Мейхуачуань” также известный как “Вушиджуан” имеет прямую преемственность передававшуюся из поколения в поколение, особенно в провинциях Хенань и Сычуань. Их подходы различны, но имеют одинаково удовлетворительные результаты, как и практикующие “Вучжисаньшоу” из Фучжоу, Синьхуа, Кваньджоу, Шанту и из других мест. Они также имеют свои особые, основательные и сильные места во взаимодействии с противником, но, к сожалению, все они также односторонни и лишь немногие техники самодостаточны.
“Бафан”, “Мианджан”, “Пигуа”, “Бадзи”, “Дагонли”, “Саньхуанпао”, “Ниантуй” и “Лиан чуань” все имеют свои сильные и слабые стороны, большинство из них имеют одностороннюю склонность к твердости и немногие к мягкости, у них отсутствует внутренний навык собирания духа. Что касается “Дахон чуань”, “Сяохон чуань”, “Тантуй”, “Чуодзяо”, длинного бокса, короткого бокса и еще нескольких других школ, я лучше воздержусь от их обсуждения.

(4) Репортер: Каков Ваш взгляд на развитие национальных боевых искусств Китая?

Ван Сянчжай: Кулачные искусства нашей страны находятся в хаотическом состоянии, из-за чего люди и не могут решить какому направлению себя посвятить. По сути, боевые искусства отказались от главного и оставили лишь бесполезный хлам, ничего более. Хотя боевые искусства Японии и бокс Западной Европы односторонни, они все имеют свое подлинное проявление. В сравнении со средним бойцом нашей страны, они на много миль нас опережают. Нам следует стыдиться этого. Таким образом, нам следует очистить и развивать старое знание. Если не мы, то кто же еще должен это сделать? Не смотря на мое не очень хорошее состояние здоровья, я призываю к действию по развитию боевых искусств, по этой единственной причине.
(5) Репортер: Вы установили время для встреч с мастерами боевых искусств различных кругов, это доказало, что Вы смиренны и являетесь большим энтузиастом пути кулачного искусства, но зачем Вы все это делаете?

Ван Сян Жай: Путь познания складывается из сравнения, это также касается и кулачного искусства. При сравнении навыков в кулачном поединке нет ни победы, ни поражения и личности бойца не причиняется вреда, а напротив, такой обмен умениями способен улучшить личность и повысить мораль. Если бы каждый мог исследовать и учиться используя опыт других, можно было бы избежать споров между разными школами, и более того, подобный подход мог бы положить конец многим безответственным высказываниям. Мне хотелось бы, чтобы те, кто преследует такие же цели что и я, не принимали бы мои слова как пустую болтовню, и если известный человек или мудрый отшельник этой страны захочет совершить путешествие чтобы дать мне совет, я их жду с нетерпением. Если Вы не хотите прийти ко мне, пожалуйста, пришлите мне письмо, и я сам с радостью навещу Вас и с уважением выслушаю все, что Вы хотели мне сказать.

(6) Репортер: Вы являетесь основателем школы “Даченчуань”, у Вас должны быть какие-либо суждения о своем стиле, не могли бы Вы поделиться с нами некоторыми деталями в этой связи?

Ван Сянчжай: Путь кулачной науки крайне многогранен и поэтому крайне сложен для объяснения. Будучи крайне многогранным и сложным, все же он исключительно прост, если постигнута его суть. Таким образом, когда мы начинаем изучать кулачное искусство, сначала мы должны выяснить сами для себя, зачем нам это нужно. Когда мы знаем зачем, мы определенно можем вынести что-то из своей практики. Большинство людей изучают кулачное искусство главным образом для здоровья, и уже затем для самообороны. Крепкое здоровье является основой всей деятельности человека, поэтому укреплением здоровья и защитой своего тела действительно нельзя пренебрегать. Если человек изучает метод упражнений правильно, польза от этого будет огромна, но неправильное его изучение может даже привести к смерти. Только немногие спортсмены, выполняющие упражнения, требующие физического напряжения, могут похвастаться долголетием. Число бойцов, которые потеряли жизнь или искалечили свое тело вследствие неправильной практики бесконечно. Такое боевое искусство по истине жалко и достойно смеха. Зная достоинства и недостатки изучения боевого искусства, практикующий должен с особой тщательностью испытывать и поддерживать состояния движения и покоя, я говорю не только о внешнем движении тела, но и о движущемся состоянии духа.

Следует использовать дух и ум для того, чтобы наблюдать все тело снаружи и внутри, и за тем соответствует ли каждое действие требованиям поддержания здоровья и самообороны или нет. Зачем двигаться? Зачем не двигаться? Каковы результаты этого? Какое явление лежит в основе процесса? Таким образом, интуитивно постигая, Вы и приходите к сути! Что же касается глубокой и тонкой сущности Дао, тут также остается только продолжать учиться и искать, иначе подобные вещи очень трудно постичь. Таким образом, мной представлено краткое описание начала и конца всего (здесь видимо имеется в виду Дао) в приложении к Даченчуань для обсуждения с мастерами других стилей. Теперь можно начать и обсуждение кулачного искусства.

Прежде всего, я расскажу о стадиях в изучении кулачного искусства. Как я говорил ранее, поддержание здоровья и самооборона неотделимы друг от друга, если нет чего-либо одного, появляются нарушения и практикующий уходит с верного пути. Прежде всего, следует развивать дух, характер и природные инстинкты и только после этого начинать говорить о том, чтобы пускать в ход инстинктивную силу нервной системы, конечностей и корпуса. Первым шагом в изучении кулачного искусства является развитие нервной системы как базовый тренировочный метод, а также инстинктивное понимание перистальтики всего тела. Вторым шагом в тренировке является проба силы (Ши Ли) а также проба голоса (Ши Шэнг). Третьим шагом является самооборона. Они вкратце описаны ниже.

Базовая тренировка: В повседневной жизни, чтобы извлечь результаты из непрерывной тренировки, при ходьбе, стоянии, сидении и наклонах нужно начать тренировку с метода называемого Джан Джуан (столбовое стояние). Отстройте позу всего тела правильным образом, держите тело вертикально, освободите ум от мыслей, укрепляйте нервную систему в покое, приведите в порядок дыхание, разогрейте и расслабьте мышцы, позвольте каждой клетке организма активизироваться естественным образом. Сила исходит изнутри и следует вовне мягко по всему телу. Таким образом, практикующий не тренирует кости и мышцы, и все же они тренируются сами собой, практикующий не развивает нервную систему, но она развивается сама собой, следует особенно тщательно ощущать и поддерживать ощущение их уловимого движения и активности. Если это делать достаточно долгое время, можно понять, что такое стояние творит неисчерпаемые чудеса. Тот, кто хочет достичь чудес в своем кулачном искусстве, сперва, должен посвятить свое время практике Джан джуан.

Проба силы и проба голоса: После практики базовых методов кулачного искусства природные инстинкты практикующего усиливаются. Применяя их, следует принимать строгие меры против доминирования человеческого желания, в противном случае придет злоупотребление иллюзорным. Иногда, из-за доминирования желания, природная инстинктивная сила становится чем-то, что не имеет никакого отношения к развитию природных инстинктов.

Так, учителя прошлого советовали нам не пытаться делать удары более быстрыми повышая напряжение (by pulling them up – не уверен, что правильно истолковал этот момент, если у кого-то есть другое мнение высказывайтесь). Путь приложения природных инстинктов может соответствовать индивидуальным потребностям, но сперва нужно понять движущее состояние силы, только затем можно переходить ко второй фазе. Проба силы — самое важное в практике основ кулачного искусства, с пробой силы приходит и сама сила. Сила приходит и понимается путем ее пробы, а также приходит и понимание того, как правильно ее использовать.

Сначала необходимо сделать силу одинаковой во всем теле, мышцы гибкими, чтобы кости поддерживали структуру тела, так, чтобы мышцы могли сокращаться, растягиваться, расслабляться и напрягаться в гармонии. Сила должна идти изнутри и высвобождаться вовне. В движении медленное главенствует над быстрым, расслабленность над нетерпеливостью, движение должно быть плавным, а дух полным. Хочешь двигаться, но останавливаешься, хочешь остановиться, но двигаешься, более того, когда движешься не можешь не остановиться, когда остановился, не можешь не двигаться.

Пробуя силу, не следует отдаваться односторонней силе, более того, недопустимо пользоваться реальной силой. Сначала необходимо путем интуиции постичь является ли сила всего тела всеохватывающей или нет, может ли сила быть высвобождена в любой момент или нет и способен ли практикующий реагировать на изменения в атмосфере или нет, более того, необходимо не позволять уму разбивать усилие и духу рассеиваться. Я говорю о необходимости быть готовым высвободить легкую и тяжелую силы, если движется одна часть тела, движется все тело. Сила едина, она является результатом реальной и тяжелой нематериальности, и округлой и целостной материальности. Нижнее и верхнее, левое и правое, заднее и переднее, не следует забывать о них. Подводя итог, то, что не приносит комфорта, радости, и накопления силы не заслуживает считаться кулачным искусством.

Проба голоса восполняет пробелы пробы силы. Все люди имеют наследственные физиологические различия, таким образом у каждого есть свои нюансы в работе по обретению целостности силы, поэтому пробу голоса можно также назвать дополнительной работой внутреннего дыхания. Это также называется внутренне дыхание.

Самооборона: проще говоря, боевые навыки. Следует знать, что большое движение не так хорошо как малое движение, малое движение не так хорошо как отсутствие движения, лишь отсутствие движения есть бесконечное движение. Если тело движется, это всего лишь является выражением отсутствия подвижности и недостатка силы, то, что называется движением в покое, это двигаться так, как будто не движешься, движение и покой основываются друг на друге, и все чудеса применения этого принципа в большей степени зависят от целостности работы нервной системы, которая управляется умом, от обоюдного сокращения и расширения больших и малых связок, в результате точка приложения силы тверда как сталь, она включает в себя скручивающие и противоположные силы, вращающиеся вокруг оси приложения, движущие центр сбалансированным образом и высвобождающие взрывную силу одновременно с дыханием. Если человек может высвобождать эту силу правильным образом, он владеет основами боя.

Все что говорилось выше, было по большей части абстрактно, но большинство из всего описанного невозможно выразить словами. Если продолжать неустанно практиковать, то это действительно очень просто понять. Каково разграничение между так называемым большим движением и малым движением, зависит от глубины базовых навыков и от того, все ли типы сил развиты телом и поняты умом или нет. Если человек может поднимать руки и двигать ноги при том, что все тело целиком имеет бессознательные навыки этих движений, тогда большое движение – хорошо, малое движение хорошо, а также и движение которое не является ни большим ни малым также хорошо.

Если у человека отсутствует базовое механическое умение, тогда не имеет значения каково движение, оно неправильно. То же можно сказать об использовании силы или не использовании силы. Движения обычного рядового человека не могут иметь силы без постоянного одностороннего напряжения которое нарушает ток крови. Каждый тип силы основывающийся на постоянном одностороннем напряжении жесток и не имеет гармонии, и помимо этого вреден для здоровья. Имея силу без постоянного одностороннего напряжения можно сказать что Вы владеете силой без использования силы, но когда она используется, человек получает силу.

Такова природная инстинктивная сила. Это как поиск всех типов материальных вещей в нематериальном, что вряд ли возможно выразить в словах. В любом случае, “Дачен чуань” далек от оценки внешней формы как хорошей или плохой, он имеет дело с умом. Проще говоря, изучение фиксированных форм и фиксированных техник является неправильным, навыки, достигающие уровня неосознанного использования крайне редко встречаются, вот что означает все вышесказанное.
7) Репортер: Наверное, с тех пор, как в последний раз в газете были изложены Ваши взгляды, у Вас было много посетителей бросавших Вам вызов. Были ли среди них люди с выдающимися способностями?

Ван Сянчжай: Я очень польщен тем, что Вы заботитесь о том, чтобы представить меня своим читателям. Среди представителей боевых искусств Пекина пока ни один не захотел прийти и дать мне совет. Но множество писем приходящих из всех уголков страны говорят о том, что есть много людей по всей стране, которые относятся с уважением ко мне и высоко ценят то, что я делаю. Более того, из многих мест ко мне приходили люди, чтобы договориться со мной, они хотели, чтобы я назначил их инструкторами. Более того, был один случай, о котором я могу Вам рассказать. Недавно меня посетило большое количество людей, серьезно изучающих кулачное искусство, они искали совета. Большинство из них приходило по собственной инициативе, некоторые по рекомендации кого-то еще. Это единственная причина, по которой я пропагандирую кулачную науку.

У меня нет намерения противопоставлять себя другим, я презираю борьбу для самоутверждения. Я хочу помочь всем гражданам этой страны, которые интересуются кулачной наукой, понять ее, а также надеюсь, что законодательство в отношении кулачных искусств будет коренным образом изменено. Победа или поражение не должны восприниматься как честь или позор. Я очень хочу, чтобы другие бойцы не считали себя абсолютно правыми только потому, что они слепо учились и усердно практиковались. Я особенно надеюсь на то, что все бойцы станут здравомыслящими профессионалами своего дела. Я не хочу, чтобы они стали мастерами боевых искусств, скитающимися по всей стране и зарабатывающими на хлеб при помощи своих фокусов. Но на сегодняшний день
из сотни бойцов и один не понимает сути своего искусства.
Глядя на них, я в большинстве случаев чувствую, что все, что они делают абсолютно неправильно. Что же касается тех бойцов, которые рассматривают боевое искусство как способ заработать на жизнь, я считаю, им не следует стыдиться учиться заново у других, после того как они начали учить сами. Им не следует со всей строгостью укорять себя, если нашелся кто-то, кто превзошел их в кулачном искусстве, но изо всех сил стараться достичь его высот. Им необходимо помнить, что они обязаны беречь своих учеников от заблуждений и вреда, который рано или поздно приходит из-за таких заблуждений. Сегодня бойцы понятия не имеют в чем заключен дух боевого искусства. Поскольку у них нет другой альтернативы зарабатывать на жизнь, им не стоит забивать людям голову мистериями и жестокостью. Таким образом у них не будет возможности уйти так далеко от истины, как небо далеко от глубокого моря. И все же, слабости таких людей слишком многочисленны, и им нелегко быстро измениться. Я только надеюсь, что они осознают правду и начнут шаг за шагом изучать и понимать себя.

(8) Репортер: С тех пор, как появился путь кулачного искусства, появилось множество школ, каждая из них отстаивает свой собственный путь, и это, как правило, ведет к тому, что ученики так и остаются с чувством невежества. Что же, в конце концов, справедливо?

Ван Сянчжай: Любое обучение складывается из сравнения, только таким путем можно отличить плохое и хорошее, иначе любая школа будет утверждать, что она права, и у новичков не будет возможности отличить правильное от неправильного. О правильности кулачного искусства нельзя судить только по критерию победы или поражения, его стоит судить по тому, целесообразно ли оно и соответствует ли оно потребностям человека или нет. То, что целесообразно приносит комфорт, дает силу и привносит радость в жизнь. Если занимающийся не получает комфорта, не получает силы и если занятия не привносят радости в его жизнь, тогда это нельзя назвать боевым искусством.

Совершенно не имеет значения, знает ли человек историю боевого искусства или нет, всего лишь нужно понимать есть ли какой-либо прок изучать что-либо и соответствуют ли принципы этого требованиям жизни. История кулачной науки нашей страны насчитывает не одно столетие. Эта наука начала демонстрировать свое великолепие в период Воюющих Государств (403 до р.х. – 221 до р.х.), и постепенно продвигалась и развивалась. Во времена правления династий Тан и Сон кулачное искусство начало перерождаться в технические навыки и так начали развиваться разные стили. Во время правления династий Юань, Минь и в начале правления династии Цинь разнообразные школы боевого искусства были на пике популярности.
Было много бойцов, и только потому, что их сила, мастерство и достижения различались и потому что одни были мудры а другие глупы кулачное искусство распалось на различные школы, каждая из которых утверждала, что именно то что она делает правильно. Эти школы и стали тем, что сегодня называют различными стилями.

Во времена правления Кангси и Йонжень принадлежавших к династии Цинь (1662-1735) огнестрельное оружие еще не использовалось так широко. Эти императоры опасались, что кулачные искусства будут использованы против правительства, таким образом, они решили уничтожить их раз и навсегда. Они начали пропагандировать гражданские искусства и отрицание всего боевого. С одной стороны они поддерживали сказки о бессмертных летающих мастерах меча и прочего рода мистические байки, с другой стороны они поощряли создание фиксированных техник единоборств и различных видов единоборств, для того, чтобы увести боевые искусства дальше от сути. Поскольку Срединному пути и великому Дао невозможно задать вопрос и получить ответ, они использовали театр и книги в качестве материала пропаганды. Более того, они сделали так, что люди практиковавшие кулачное искусство презирались мастерами-бюрократами, таким образом ситуация из плохой превратилась в безнадежную. Появилось великое множество школ боевого искусства занимавшихся извращением пути кулачного искусства, какая жалость и трагедия!
К счастью наши мастера кулачной науки тайно продолжали учить, и они способствовали тому, что этот луч света в ночи не погас окончательно. Хотя за последние 20 лет по всей стране появлялись тренировочные залы, пропагандировавшие боевые искусства, они быстро исчезали, потому что, то, чему в них учили, было далеко от сути кулачной науки. Должен сказать, что изучить кулачное искусство не сложно, но поскольку обычные люди забивают себе голову тем, что написано в разных книгах, и тем более, потому что современные бойцы занимаются обучением только чтобы заработать деньги, кулачная наука находится в совершенном упадке. Даже если некоторые люди и понимают это, им все равно стыдно учиться у других, и таким образом они ходят по заколдованному кругу.

За последние полгода многие бойцы навестили меня, чтобы сравнить мастерство в поединке. Я не буду уточнять, кто были эти бойцы, чтобы не отбирать у них возможность зарабатывать на жизнь. Теперь большинство из них поняли, что они шли неправильным путем, но почему они отказываются прийти и обсудить кулачные искусства открыто, и более того, почему они не хотят сравнивать свои умения в поединке, чтобы улучшить свое искусство? Напротив, они противоречат здравому смыслу и утверждают, что все остальные не правы. Они только тайно распространяют абсурдные истории, и притворяются, что ничего об этих историях не знают. Зачем они это делают? Что же касается непрофессиональных мастеров боевых искусств, они стремятся окружить себя ореолом тайного знания, придумывая все эти истории, подобно бездарным актерам, они не способны сделать что-то большее, чем наносить удары в воздух, чтобы продемонстрировать свое мастерство.

Это действительно достойно презрения. В случае, если мои слова кажутся ироничными, любой непрофессиональный боец может прийти и дать мне урок. Более того, я страстно поддерживаю небольшие дружеские поединки для проверки мастерства, и даже если приходящие ко мне люди вообще не обладают никаким мастерством, я не оскорблю их, и я никому не расскажу о результатах нашего поединка, если это каким-то образом может повредить их заработку. Если вы не хотите навестить меня, тогда, пожалуйста, назовите место и время, и я сам приду воздать вам дань уважения. Если у человека есть хоть какая-то сильная сторона, я сделаю все возможное чтобы сделать его достоинства известными, если же у человека вообще нет сильных сторон, я буду держать мой рот на замке. Если кто-то считает себя великим бойцом за закрытыми дверями, такое мастерство не стоит и гроша.
(9) Репортер: Я слышал Вашу дискуссию, где Вы обозначили правильный путь наших боевых искусств. Вы внесли нечто новое и свежее в подход поиска хорошего для всех кто преследует одни с Вами цели, но я думаю, Вы немного далеко зашли в критике “Тайцзи чуань”

Ван Сянчжай: Мое понимание Дао все еще слишком несовершенно и я не смею утверждать, что я привнес что-то новое, я всего лишь следую и распространяю традицию предшественников, ничего более. Есть еще много других моментов в Тайцзи, которые мне не нравятся, но я не смею о них говорить, потому что у меня есть много друзей практикующих этот стиль. Тем более, что этот стиль бокса гораздо менее перегружен ненужным чем большинство других школ, и у этого стиля много здравомыслящих последователей, поэтому я и позволяю себе такую свободную критику этого стиля. Будь по другому, я бы уже давно прекратил свою критику.

Говоря о критике, я боюсь, что среди практикующих “Тайцзи” все же ужасно много тех, кто так никогда и не постигнет суть этого кулачного искусства, а тех, кто далек даже от того, чтобы быть сведущими в этом стиле мастерами еще больше. В моем детстве я слышал о славе даоса Жанг Санфенга. Когда я вырос, я путешествовал по всей стране, и таким образом я знаю, что среди других школ кулачного искусства, у “Тайцзи” больше всего последователей. Я уже давно испытывал серьезные сомнения в целесообразности это бокса. Я слышал, что этот стиль происходит от мастера Санфенга, и таким образом я презирал Санфенга довольно долгое время, Позже я прочел собрание его сочинений и начал понимать, что он как раз далеко продвинулся путем Дао.

Он очень глубоко погрузился в Море Закона и глубоко постиг абсолютную истину. Тем не менее, я все более понимаю, что тот Тайцзи, который я вижу сейчас, идет точно не от него. Вообще, совершенно не имеет значения, так это или нет, поскольку если кто-то и был его продолжателем, этот кто-то не достоин говорить об искусстве мастера Санфенга если не понимает его сути. Я не знаю, кто были последователи мастера Санфенга, но предполагаю, что они были гораздо хуже Санфенга. Если же они были сведующими людьми, зачем они сбили с толку других? Ключ в том, правильны или ложны учения получаемые учениками.

Сегодня практикующие этот стиль бокса отличаются друг от друга тем, что они делают и своими теориями. Все это хаотично и ложно! Я помню, что мастер Санфенг написал: Оставлять свое тело неправильно, но зацикливаться на своем теле еще хуже. В Тайцзи чуань насчитывается 140 или 150 форм, есть ли в нем хоть одна позиция или метод, на котором не зацикливаются практикующие этот стиль? Для чего все эти позиции? Более того, дух практикующего стеснен и не может быть высвобожден. Это поистине вредно для свободы нервной системы, конечностей и корпуса. Памятуя насколько мудр был мастер Санфенг, думаю он не стал бы передавать такой столь неправильный “Тайцзи чуань”

Обсуждая теоретическую сторону “Тайцзи чуань”, одиночное и двойное распределение веса, а также равномерное распределение веса (знатоки Тайцзи меня поправят надеюсь, если я что-то не так перевел, в оригинале это выглядит вот так — single and double weighting and even weighting) – и прочие подобные основательный моменты также являются ничем иным, как частью первичных элементов кулачной науки. Могу я попросить мастеров “Тайцзи” спросить свою совесть, может ли хоть одна позиция, или один метод, согласоваться с теориями этого письменного наставления? Если они утверждают, что этот стиль превосходит все остальные методы кулачной науки, тогда почему этот стиль не приносит практических результатов? Более того, практикующие этот стиль бокса верят, что они могут приобрести отличные навыки боя при помощи волшебных практик. Это даже еще более абсурдно.

Даже если все эти методы бокса превосходили бы все прочие методы, и эти навыки возвышались бы над ординарными способностями подобно высокой башне, у меня нет ни малейшего сомнения, что это все равно будет неправильным по части развития духа, и к тому же, все это далеко не так. Хотя Тайцзи чуань практикует огромное количество людей, благодаря чему этот стиль и стал так популярен, здравомыслящие люди уже давно поняли, что он рухнул сам по себе. Возможно в моих словах было что-то несправедливое, я искренне надеюсь, что другие мастера боевых искусств без замедления зададут мне соответствующие вопросы, и если найдется кто-то, кто даст мне урок, я готов подметать дорогу на его пути, чтобы приветствовать его.

(10) Репортер: Вы критиковали недостатки “Тайцзи чуань”, я эти недостатки признаю, но у меня также есть много друзей получивших отличное здоровье практикуя Тайцзи. Боюсь что Ваша критика скорее некорректна.

Ван Сянчжай: Ценность кулачного искусства не только в расслаблении и других пустяковых достижениях. Нужно знать, что кулачная наука это непрерывное обучение, которое является человеческой необходимостью и невозможно получить это знание за короткое время. Так Чжуан Цзы говорил: “Боевые искусства поистине проникают в Дао. Они есть основа культуры и искусств, они есть самая суть Чань и философии. Если бы самый малейший результат мог полностью выразить боевое искусство, тогда не было бы смысла наблюдать и изучать кулачное искусство”. Если кто-то привязан к практике кулачного искусства тем образом который Вы упомянули, это безусловно принесет определенные результаты. Однако, нужно знать, что если практиковать кулачное искусство делая это без какого-либо метода, свободно и медленно постигая все при помощи интуиции, тогда результаты будут безграничны. Я осмелюсь сказать, что они будут намного превосходить то, о чем говорили Вы.

(11) Репортер: Различные школы боевых искусств чрезвычайно многочисленны и их теории очень отличаются. Среди моих хороших друзей многие практикуют боевые искусства. Некоторые из них занимаются по книгам, но никто из них не достиг каких-либо результатов. На какого типа книге им следует остановить свой выбор?

Ван Сянчжай: Кулачная наука не может быть разделена на школы, а теория бокса не имеет разделения на китайскую и иностранную, или на старую и новую. Всего лишь нужно понимать, правильна она или нет, целесообразна она или нет, вот и все. В общем и целом, многочисленные школы нашего общества выбирают подход в изучении форм и техник для изучения бокса. Нужно знать, что такого рода практика всего лишь пустышка принятая последними поколениями, это не изначальная суть кулачного искусства. Даже если некоторые редкие люди случайно понимают некоторые принципы механики и односторонние техники, они не могут их использовать, таким образом, это все оказывается, в конце концов, бесполезным.

Что же касается авторов книг о боевых искусствах, они также не могут преодолеть эту границу. Хотя эта доктрина чрезвычайно легка для изучения, все же она не так проста, как следовать за другими подобно овце в стаде. Иногда те, кто обучается у знаменитого мастера и получили личную передачу знания все же не могут отличить правильное от неправильного после десятилетия занятий. Чем эти книги в таком случае могут быть полезны? В каждой области знания, сначала нужно понять фундаментальный принцип, и шаг за шагом интуитивно постигать навыки, начиная с основ. В дополнение к этому, нужно тщательно размышлять, тщательно разграничивая правильное и ложное, и оправдывая свои предположения разного рода экспериментами. Только после всего этого можно переходить к изучению технических навыков.

Нужно избегать тренировок перед зеркалом, потому что таким путем можно запросто стать подобным в форме, но неистинным духом. Тренировка по книгам подобна тому, как если бы слепой переводил через дорогу слепого. И опять, читая книги можно получить кристаллизацию всех видов теорий, не уделяя никакого внимания позициям и форме. Согласно моему тридцатилетнему опыту обучения боевым искусствам, эта область знания чрезвычайно сложна и в то же время чрезвычайно проста. Одаренный ученик, в срок менее чем в 100 дней тренировок имеет надежду стать настоящим мастером, но из 100 учеников, таких одаренных учеников иногда не встречается вообще или встречается один или два, однако в большинстве случаев такие одаренные и прозорливые люди испытывают недостаток честности и терпения, некоторые из них даже оказываются притворщиками и лжецами.

Также, большинство учеников наполовину предоставлены самим себе их учителями, это также прискорбно! Что касается обычных учеников нашего общества, их трудности поистине достойны сострадания. Большинство людей почти всегда больше доверяют своим ушам, нежели глазам. Два слова, вымысел и факт, не могут быть упомянуты в одном предложении. Хотя количество бойцов в мире бесчисленно, те, кто постиг суть, редки как рог единорога. Все те, кто постиг суть, очень отличаются от обычных людей своим характером. Их не прельщает слава и не привлекает выгода, и они никогда не станут иметь дела с лицемерами! Найти мастера по настоящему сложно.

Даже если Вам встретился мудрый мастер, как Вы можете понять что он действительно мудр? И к тому же он не обязательно захочет Вас учить. Даже если он согласится Вас учить, его метод обучения совершенно не обязательно хорош. Даже если его метод обучения хорош, все же совершенно не обязательно, что ученик поймет суть его учений. Существуют разного рода сложности, о которых неопытный человек просто не может знать. И все же сегодня намного легче учиться, чем раньше, поскольку наука процветает. Она очень помогает в понимании принципов кулачной науки, и все же, кулачная наука не может ограничиваться только этим.

Если ее объяснять с позиций научной иерархии и локальной анатомии, то это будет лишь один и единственный путь и фаза обучения. Но есть еще много принципов в нашей кулачной науке, которые невозможно объяснить, но по прошествии некоторого количества лет, они могут быть обоснованы наукой. Обучение не знает ограничений, возможно не существует средств когда-нибудь объяснить его, это невозможно знать. Подводя итог, если рассматривать все это под углом сегодняшних знаний и условий, необходимо внести научный метод в дух кулачной науки, таким образом, будет намного легче разрешить проблемы связанные с кулачной наукой.
[12] Репортер: Довольно часто наши читатели соглашаются с Вашей теорией, но они никак не могут поверить в изучение боевого искусства без форм и техник.

Ван Сянчжай: Человеческое тело наделено всеми необходимыми функциями; даже мудрейший из мудрейших не сможет их постичь все, даже если будет практиковаться всю жизнь. Какой смысл отказываться от главного и изучать бесполезное? Чем больше человек изучает форм и техник, тем больше он отдаляется от правды. Это похоже на подвязывание ног женщинам (видимо для выработки женственной по восточным меркам, семенящей походки), чем более глубок навык, тем труднее вытянуть ногу, таким образом, новички прогрессируют гораздо быстрее ветеранов. Этот аргумент доказан великим множеством неоспоримых примеров. Созданная последними поколениями теория об определенных позициях, несущих определенную силу, об одном методе, превосходящем другой метод бокса, и вся эта высокопарность приводит к обману людей. Боюсь, заявляющий подобные вещи, не имеет и малейшего представления о боевом искусстве.

[13] Репортер: Все сказанное Вами верно, и боевые искусства, действительно, находятся в упадке. Не могли бы Вы рассказать мне о простом и удобном способе добиться успеха, чтобы люди могли с легкостью добиваться результатов с его помощью?

Ван Сянчжай: Основной способ укрепления здоровья был упомянут выше. Если кто-то хочет следовать тому, что ему советуют, он уже на пол пути продвинулся по дороге укрепления здоровья. Если человек хочет глубоко овладеть боевыми навыками, он все равно должен пройти этот этап, но если он не полный дурак, или не великий мудрец, то нет никакой необходимости изучать техники. Методы боевой тренировки также включают в себя столбовое стояние (Джан джуан) и пробу силы (Ши ли) как базовые методы. Методы пробы силы довольно многочисленны, к тому же, после того, как все типы сил усвоены телом, ошибочно думать, что изучение кулачного искусства на этом завершено.

На этом месте боец только в начале пути изучения кулачной науки. Например, другая проблема — как добиться мастерства в том, чтобы “взаимодействие расслабленности и напряжения никогда не нарушалось, а взаимодействие пустого и полного пришло в равновесие”. В любом случае, после того, как человек нашел хорошего учителя, глубина или ограниченность его достижений зависит от индивидуальных способностей, таланта, силы и умения, и от того, может ли он уловить нужное для атаки время в любой момент, но без реального опыта схваток, подобные навыки трудно приобрести.

[14] Репортер: Я слышал высказывания многих мастеров боевых искусств, говоривших: «Если не используется сила, как ты можешь ее увеличивать? Никто из древних и современных мастеров не пренебрегал взращиванием ци в даньтянь, и только поэтому, они добивались успеха в боевых искусствах.»

Ван Сянчжай: Теория использования силы – это болтовня некомпетентных людей. Также есть те, кто поддерживает теорию отказа от силы, но, тем не менее, не понимают, что это значит. Нужно знать, что не использовать силу — правильно, но не использовать ум — неправильно. Если кто-то использует физическую силу, страдают внутренние органы, тело становится неэффективным, жестким, глупым, и оппоненту легко воспользоваться этими слабостями. Другими словами, это всего лишь форма пассивного сопротивления. Идея сопротивления порождается страхом получить удар от соперника, но таким образом человек совершенно не понимает, что его дух уже принял то, что его ударили. Как же, при такой изначальной установке, можно избежать удара оппонента?

Так, использование физической силы – великий запрет в боевых искусствах. Что касается теории ”Даньтянь-ци”, с теоретической точки зрения, с точки зрения поединков, и с точки зрения моего собственного понимания, как результата практики и наблюдений, эта теория не совсем верна. В брюшной полости располагаются кишечник, желудок, и печень, там нет места, где можно было бы взращивать ци. Что касается функций силы, все они являются результатом взаимодействия противоположных сил, взрывная сила и сила вселенной объединяются и высвобождаются одновременно с дыханием, что делает тело округлым и волнообразным, заставляет его открываться и закрываться, и тело и разум объединяются с атмосферой в уме человека.

Это не имеет ничего общего с тем, что называют ци в Ци-гун. Они принимают большой живот за большое количество ци в даньтянь, это крайне ошибочно. Нужно знать, что при высвобождении сила должна исходить равномерно и полностью. Чтобы полностью освободиться от волнений и накапливать силу, человек должен быть свободен и естественен, это вполне резонно. Современные ученики не понимают этой простой истины, они проводят многие годы в усердных изматывающих тренировках, и вместо того, чтобы обрести через тренировки тело и разум, полные жизни, они становятся машинами. Не достойно ли это величайшего сожаления!

[15] Репортер: Хотя Ваша критика вполне резонна, все равно все сводится к поединкам, и если Вы когда-либо, даже в далеком будущем, пусть даже случайно проиграете в одном из открытых вызовов, что тогда?

Ван Сянчжай: Как я могу осмелиться делать открытый вызов, я даже не осмеливаюсь действовать как зачинщик вызова. Я только хочу, чтобы мои собратья по боевым искусствам развивали, обсуждали и исследовали кулачную науку, как и я, таким образом, в будущем популяризировать ее будет очень просто. И все же, если никто этим не озадачиться, я хочу начать с себя, просто с искренних советов другим и добрых намерений, и как можно чаще подстегивать других бойцов нашей страны, чтобы пробудить их от спячки. Я могу предложить только банальные слова, наподобие введения в книге, для того, чтобы другие могли прийти и дополнить их своими ценными мнениями. Даже если мое тело полностью будет покрыто синяками и ссадинами, мое заветное желание все равно будет в дальнейшем развитии и исследовании кулачного искусства.

[16] Репортер: Часто люди соглашались с вашими доводами, но все же встречались и те, кто откровенно порицал Вас.

Ван Сянчжай: Те, кто меня понимает – мудры; тем же, кто меня осуждает, необходимо посидеть в ночной тиши и прислушаться к своим сердцам. В любом случае, те, кому нравится смеяться надо мной, пусть смеются, я не возражаю. Если настоящая суть боевых искусств вновь будет процветать, какой смысл в персональных похвалах или обидах?
[17] Репортер: Как обычные люди могут посметь оспаривать Ваши знания и добродетели?

Ван Сянчжай: То, что Вы сказали — правда, мне очень стыдно, но наши соотечественники уже стали социально ограниченными. Честность и рассудительность являются основой саморазвития, обучения и морали, другими словами: быть наполненным внутри и пустым снаружи, или твердым снаружи и мягким внутри. Это тот же принцип, о котором говорил Лао Цзы, “Освободившийся от желаний, может видеть суть, тогда как обремененный желаниями видит только ее проявления.” И все же, каким-то образом, этим пользуются разные люди. Это стало своеобразным талисманом тех, кто зарабатывает на жизнь, обманывая других. Такие люди также распространяют ложь в обществе.

Почти сорок лет я путешествовал по всей стране, часто у меня создавалось впечатление, что есть только, своего рода “театральное действо” которое не служит обществу. Театральное искусство не приемлет в своих рядах дилетантов, но существует много стилей театра, я не знаю их все. Что касается честности и здравомыслия в отношении других людей, полагаю, человек должен действовать в интересах другой стороны, но без неискренней вежливости. Подобно мудрецам прошлого, с уважением служите другим и будьте искренни и честны, преодолевайте свои желания и выказывайте любовь окружающим.

Мне доставляет большую радость следовать этому, поскольку книг с наставлениями хороших взаимоотношений между людьми и уважительного отношения к ним сейчас невозможно найти. Я не достоин похвал за мое учение и за мою мораль. Изучая мораль, я только отдаю себя под попечительство по настоящему важных людей. То, что называется Дао – это все пронизывающая и очень сложная правда, и это единственно правильный путь. Другими словами, это резонно или не резонно? Резонное называется Дао а не резонное – это не Дао.

Это не имеет отношения к мистике и сверхъестественному, это также не имеет отношения к жалким и суеверным главам и строкам пошлых и педантичных литераторов. Особенно это не имеет отношения к эксцентричным людям, которые притворяются сумасшедшими и следующими доктринам Буддизма и Даосизма. Им даже мечтать не стоит о Великих Вратах Дао. Если человек не понимает общество, у меня нет другого выбора, как просто прервать общение с ним.

[18] Репортер: Вы сказали, что есть все еще много мест в этом “театральном действе”, где еще не потеряна суть, намного опережающих средние школы бокса. Я не могу понять, на каком основании Вы это утверждаете. У меня есть ощущение, что этот комментарий не совсем корректен.

Ван Сянчжай: Изначально театр предназначался для восполнения недостатков образования, все используемые в театре демонстрации боевых приемов были заимствованы из боевых искусств. Изначально в боевых искусствах было упражнение Ки БА (pulling the body – растягивание тела), являющееся одним из упражнений группы Ши Ли (пробы силы). В Ки Ба идет поиск вращающейся силы центра тяжести макушки головы и двух стоп, заставляя тело расширяться равномерно и полностью, становясь одним со вселенной, поэтому упражнение и получило такое название.

В театральных представлениях это упражнение ошибочно называют “восход владычества”, но, наблюдая за их стойками и значением их теорий, хотя они и не совсем правильны, они не далеки от истинной сути упражнения, поэтому понятно, что здесь есть смысл. Что касается разного рода стоек, выполняемых чтобы покрасоваться перед другими, все они бесполезны. Среди стоек сегодняшних бойцов я не встречал и одной, наполненной равновесием, и даже ветераны боевых искусств и молодые бойцы начинают копировать такого рода позерство, а некоторые из них не могут преуспеть даже в этом, как же они могут увидеть глубинную суть пути боевого искусства?

[19] Репортер: Полагаю, в последнее время у Вас не было недостатка в людях, просящих совета. Что Вы можете сказать по этому поводу?

Ван Сянчжай: Хотя было много людей из разных слоев общества, навестивших меня в последнее время, все они были лишь любопытными людьми и то, о чем они говорили, не имело отношения к боевому искусству. Что касается посетителей, которых я жду, разделяющих мои взгляды и устремления, никто из них не был таким человеком.

[20] Репортер: Какого же рода человека Вы ждете в таком случае?

Ван Сянчжай: Хотя я не до конца сведущ, я жду посетителей, которые бы задали мне самые сложные вопросы, на которые только они способны. Я хотел бы обсудить с ними, что резонно в кулачной науке и ее важную связь с жизнью как таковой, обсудить поиски истинной сути кулачного искусства. И хотя боевой аспект кулачной науки – лишь ничтожное ее проявление, без него невозможно доказать правильность пути, таким образом, я также готов к небольшим дружеским поединкам, чтобы сравнить умения. В эти несколько дней у меня было много сторонних дел, поэтому я не смог лично встретиться со всеми посетителями один на один. Мне стыдно за это, и поэтому, с этого момента, я собираюсь назначить время встреч еще и по субботам и пятницам, с трех до шести часов. .

[21] Репортер: Что Ваши соратники по кулачному искусству думают по этому поводу?

Ван Сянчжай: Чтобы исследовать истинную суть кулачной науки во всей ее полноте, я перестал обращать внимание на насмешки и язвительные замечания, также я никогда не буду прославлять сверхъестественное. Я всегда поддерживал альтруизм, меня не волнует, что никто не приходит, чтобы дать мне совет или попросить совет у меня. Что меня беспокоит, так это что известные мастера не проверяют и не учатся друг у друга и не обсуждают сообща волнующие их проблемы. Я боюсь, что возможно истинная суть боевых искусств канет в лета. Как бы то ни было, я очень надеюсь, что кулачная наука будет развиваться дальше, делая ясными цели боевых искусств нашего общества, а также избавится от глубоко укоренившихся вредных привычек. Другие вещи меня не волнуют.

[22] Репортер: Последняя опубликованная в газете беседа с Вами вызвала практически переполох. Полагаю, не было недостатка в посетителях. Были ли среди них люди, разделяющие Ваши взгляды и устремления?

Ван Сянчжай: Да, в последнее время я не испытывал недостатка внимания со стороны общества, недостатка посетителей тоже не было, но большинство из них приходили чтобы учиться у меня, было только два господина преследующих те же цели, что и я, Лю Жидзи и Шао Дзефен из Фентай. Они хотели сравнить навыки в толкающих руках (туйшоу), эксперты также называют это «слушать силу». Кроме них никого не было, более того, никто из них не согласился на поединок. Метод толкающих рук лишь одностороннее проявление пути кулачного искусства, я не приветствую, когда люди ограничиваются только этим методом в своей боевой практике.

Что касается именитых мастеров Пекина, никто не пришел, чтобы дать мне урок, этого я никак не ожидал! Я не понимаю, почему другие бойцы не хотят со мной встречаться. Я всегда высоко ценил воинскую мораль, и вежливость всегда на первом месте в моем списке добродетелей. Таким образом, я всегда соблюдаю ограничения: я вежливо уклоняюсь от поединка с пожилыми мастерами, с застенчивыми и родовитыми людьми и с некомпетентными бойцами.

Если Вы не верите моим словам, спросите у тех, кто приходил ко мне. Когда мистер Лю пришел ко мне впервые, мы немного поделали ‘толкающие руки’ и он сделал вывод о моих навыках только по результатам туйшой. Затем он начал часто со мной встречаться и понял, что между нашими навыками существует гигантская разница. Теперь он стал моим учеником.
[23] Репортер: Кто из мастеров прошлого по-вашему мнению сыграл наиболее значительную роль в ушу?

Ван Сянчжай: Если говорить о мастерах ушу за последнюю сотню лет, по сравнению с Дон Хайчуанем, Че Ийжаем и Го Юньшенем, все остальные, по-моему, не играют столь важной роли в боевом искусстве, но наша страна велика и ее население также велико, и идущих одной дорогой со мной людей наверняка тоже не мало. Так навскидку, я не осмелюсь делать комментарии.

[24] Репортер: Люди часто упоминают Ян Лучана, что скажете о его школе?

Ван Сянчжай: Мастер Лучан также мастер боевых искусств из прошлого, он был искусен в ‘Тайцзи’, и теперь многие люди занимаются по его наставлениям. То, о чем я говорю, должно рассматриваться со всех граней, Лучан постиг только часть Дао, даже мастер Ван Зонгъи династии Мин не был абсолютным экспертом. Мастер Зонгъи тоже постиг только один аспект толкающих рук в работе обеими руками, восходящих к генералу Юэ Фею. Он заменил ‘Три кулака’ на ’13 позиций’, и назвал их ‘Тайцзи’.

Сейчас уже невозможно найти в трактатах, то, что говорил сам Жан Санфенг, и люди просто делали и делают неверные выводы из написанного в трактатах. Что касается 140 или 150 позиций, не представляю, откуда они взялись. Говоря о практической стороне этого бокса, он не только вредит корпусу и конечностям, но причиняет огромный вред духу, этот бокс бесконечно далек от прикладной кулачной науки, я бы даже сказал, у них нет ничего общего.

[25] Репортер: В газетах часто публиковались Ваши высказывания, как другие энтузиасты ушу отреагировали на них? Вы слышали какие-нибудь из их высказываний?

Ван Сянчжай: Рассудительные представители ушу приняли мои слова с полным согласием. Что же касается консервативных представителей ушу, не способных отличить хорошее от плохого, у меня нет другого пути, кроме как позволить им идти своей дорогой. Даже если кто-либо понимает это, это очень трудно переложить на практику, и тем более это сложно для тех, кто не способен отличить плохое от хорошего. И все же, как правило бойцы рассматривают ‘развитие тела’ как ключевой принцип и прекращают обсуждать боевой аспект. Смотря на это, можно понять, что боевой аспект, по сравнению с поддержанием здоровья, ничтожная вещь.

Поддержание здоровья зависит от собирания духа и взращивания своей малой природы. Ум становится пустым и единым; это называется искусством единства тела и разума, жизни и природы. Сковывая себя рамками и четким следованием внешним движениям и подражанию стойкам, а также скоканием вперед и назад, даже не стоит и мечтать о поддержании здоровья. На самом деле поддерживать здоровье очень просто.

Настоящая человеческая сущность любит естественность и нескованное правилами и рамками свободное движение, все связанное с проявлением природных инстинктов основывается на этом принципе. Каждое утро, на свежем воздухе, без какого-либо метода, просто позвольте суставам и связкам всего тела слегка натянуться, любуйтесь небом, двигайтесь медленно и свободно, чувствуйте и наблюдайте за брюшной ци и за током крови. В то же время, интуитивно постигайте внешнюю пустоту и мягкую противоположную силу. Это называется ‘дух как будто плавает’.

Дух и тело чувствуют себя комфортно и естественно, не просто свободно и нескованно, а также постепенно постигая голос природы. После долгих тренировок инстинкты пробудятся и лучи духа засияют, вы научитесь основам боевого искусства даже не ищя их. Если тренировать механические движения, размахивать шестом или копьем ищя красоты внешней формы, рассматривая это как славу мастера боевых искусств, такие люди даже не понимают, что если действительно понимающий ушу человек видит это, его тошнит 10 дней. Это ужасно, такой человек никогда не поймет боевое искусство.

[26] Репортер: Ваша цель состоит в изучении сути и ее развитии в боевых искусствах, почему же тогда у Вас так мало посетителей? Вы не думали о причинах?

Ван Сянчжай: Трудно найти ответ на этот вопрос. Я предполагаю что, в кругах боевых искусств нашей страны есть много мудрых людей, но несведущих людей куда как больше. Каждый изучающий определенный стиль боевого искусства, усердно занимается многие годы и тешит себя мыслью, что он один достиг глубоких умений, и затем называет себя последователем этой школы. Такой человек даже завоюет уважение в обществе, и решит свои материальные проблемы на всю оставшуюся жизнь. Когда же таким людям предлагают признать, что все, чем они занимались неверно и начать учиться заново, для них это невыносимо.

Возможно, при этом их заработок также пошатнется, поэтому они взвешивают свои личные выгоды и потери, и приходят к выводу, что потери будут огромны, поэтому ничего удивительного в том, что у меня так мало посетителей нет. Самое неприятное в том, что попадаются и несведущие люди, которые боятся сравнивать навыки с другими или обсуждать правильное и неправильное, и просто, не думая, распространяют слухи, делая безответственные утверждения чтобы скрыть свой недостаток понимания. Люди нашего общества верят им и людей введенных ими в заблуждение потрясающе много, это очень печально. Если мы не избавимся от такого рода препятствий, боевые искусства нашей страны не будут иметь никакой надежды на хоть какой-то прогресс.

[27] Репортер: Вы наиболее сведущи в боевых искусствах, и судьба боевых искусств в ваших руках. Я очень надеюсь, что Вы будете работать над сохранением древних традиций в боевых искусствах, и тогда боевые искусства действительно войдут в зенит своей славы.

Ван Сянчжай: Ваши слова глубоко меня тронули, поверьте, я сделаю все от меня зависящее. Успех или неудача, похвалы или обвинения, мне нет до них никакого дела. У меня только одна цель, решить вопрос дальнейшего развития боевого искусства. Поэтому, ползуясь этой возможностью, хочу сказать другим бойцам: изначально боевое проявление кулачного искусства было весьма незначительным аспектом этого пути, но обычные люди как правило судят о кулачном мастерстве человека по относительному превосходству или слабым местам увиденным в поединке, поэтому есть два способа оценить кулачное искусство.

Если кто-либо хочет проверить пригодность какого-то действия, я горячо приветствую его желание. Если кто-то предлагает поединок или сравнение навыков в туйшоу, я также приветствую такие предложения. Набор способов исследования кулачного искусства очень широк. Если количество посетителей увеличится, то необходимость выбора такого способа просто отпадет. Если у посетителя есть хоть какие-то сильные стороны, я непременно постараюсь сделать это общеизвестным и поощрить его дальнейшее развитие. Если у него нет сильных сторон вообще, я промолчу, потому что только слова не дадут ему понимания проблемы. Я очень надеюсь, что посетители будут испытывать меня самыми сложными вопросами, на какие они способны, чтобы сравнить опыт каждого из нас. Чтобы улучшить кулачную науку, я предлагаю, чтобы все разделяющие мои устремления взяли на себя труд развития кулачного искусства.

Недостойно забывать об этой великой цели в угоду своим личным интересам, если отказавшись от личного можно принести неизмеримую пользу общему делу. Даже если приходится жертвовать чем-то в личном плане, следует отказаться от чего-то незначительного, чтобы усовершенствовать главное. Наверное, лучше сказать так, если кулачная наука сможет развиваться и прогрессировать, это уже будет не индивидуальная выгода, но также и весь мир и наши потомки смогут извлечь пользу из наших трудов.

Репортер и господин Ван Сян Жай закончили беседу, и поскольку уже был довольно поздний час, они пожелали друг другу успехов и распрощались.

В 1940′-х ‘Ичуань’ был также известен под названием ‘Даченчуань’. Позже господин Ван Сян Жай отказался от названия ‘Даченчуань’ и попросил своих учеников вернуть своему искусству старое имя. Все лучшие ученики Ван Сян Жая так и сделали, но некоторые люди продолжили использовать имя ‘Даченчуань’. Поэтому, ‘Ичуань’ и ‘Даченчуань’ до сих пор используются как два имени одного искусства.

One response to this post.

  1. Posted by Кирилл on Октябрь 6, 2009 at 1:36 пп

    действительно интересно!

    Ответить

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s

%d такие блоггеры, как: